Владимир Фоканов (2wx) wrote,
Владимир Фоканов
2wx

Categories:

Телемах и Навзикая (отрывок)

Н а в з и к а я. Скажи мне, Телемах, драгоценный муж мой, почему ты продаёшь свою графику по 1000 долларов? Может быть, она из драгоценных камней сделана?

Т е л е м а х. Нет, Навзикая, любимая жена моя. Она сделана цветной глиной на папирусе. Я продаю её так дорого, потому что дорого ценю себя. Вот, посмотри каталог афинских наших художников.  Фидий... Пракситель... Апеллес... у всех мастеров цены такие. Я просто ставлю себе цены не ниже.

Н а в з и к а я. Но если не материал ценен в творениях ваших с Фидием, то что же?

Т е л е м а х. Идеи ценны, Навзикая, идеи. Гостьи из вышнего мира, послания смертным бессмертных. Фидий, даже если б из бычьего, прости, навоза свои статуи ваял, всё равно они были бы золота ценнее. Гематоген же, хотя и из золота все свои статуи заботливо делает - не стоят они и навоза.

Н а в з и к а я. Но разве гостья из вышнего мира может стоить всего 1000 долларов? Почему же тогда не 10 000? Не миллион?

Т е л е м а х. Тут ты права, Навзикая. Идеи бесценны. Неверной будет любая цифра.

Н а в з и к а я. Тогда откуда же твоя цифра, откуда её взял ты?

Т е л е м а х. Трудом я отмерил её, Навзикая. Тысячу баксов зарабатывает наш афинский ремесленник на базаре за месяц. Столько же должен он уплатить мне за труд мой. Не меньше месяца жизни вложено в любой мой папирус; не меньше должен вложить и он.

Н а в з и к а я. Но разве не достоин истинный почитатель мастера получать его творения даром? Сколько раз ты говорил мне, что тот, кто богами сподоблен ощущать всей душою искусство, достоин и наслаждаться им без труда и платы?

Т е л е м а х. Это так, Навзикая. Вот и Аполлон, повелитель наш, заповедь дал нам, художникам: "даром получили - даром и отдавайте". А мы ведь, гении, даром получаем от богов таланты свои. Значит, даром должны и отдавать произведения - ну разве что только на хлеб удержав. И ты сама свидетельница, что множество раз отдавал я свои творения даром. Но ежели Рубидий, скажем, способен ценить искусство, и достоин, следовательно, получать его от меня в дар, то это же не значит, что наследник Рубидия, хулиган Гарпий, племянник его, того же достоин. Умрёт Рубидий, знающий цену работе - и что, кроме уплаченной Рубидием цены, скажет слепому Гарпию, что это не простая бумажка а нечто, заслуживающее бережного хранения? Я же желаю долгой жизни своим твореньям. Пусть скупость заставит Гарпия хранить их, как Рубидия заставляла хранить их любовь. Замена неравноценная, но иной не дано нам. Только имущественная жертва, которую делает мне покупатель, кровное от трудов своих урвав - только она и удостоверяет меня в том, что труд мой ценим им с трудом его собственным вровень.

Н а в з и к а я. И всё же, Телемах, что-то неправильное есть в цене твоей. Вот разве не говорил ты мне тысячу раз, что хотел бы, чтобы покупателями твоими были такие же, как ты сам, простые афиняне - Рубидий, Цезий, Стронций?  а не банкир Лисий или олигарх Критий?

Т е л е м а х. Да, Навзикая, любимая жена моя. Я, действительно говорил так.

Н а в з и к а я. Зачем же ты заставляешь Стронция отдавать тебе месячную плату? У Стронция есть жена, есть дети малые, племянники достались ему на иждивение после гибели брата. Справедливо ли будет, чтобы всем им целый месяц было нечего есть?

Т е л е м а х. Несправедливо.

Н а в з и к а я. Итак, как бы ни любил Стронций твои творенья, он не должен покупать их?

Т е л е м а х. Ну ежели он праведный человек - да, не должен.

Н а в з и к а я. Не загнал ли ты сам себя в ловушку, Телемах? отдав все твои творения Лисию с Критием, которые только и смогут купить их? а праведников лишив всякой красоты?

Т е л е м а х. Ну, допустим, загнал. Но я не понимаю, что же мне следует делать.

Н а в з и к а я. А вспомни, что сам ты делал, когда был покупателем, а не продавцом. Помнишь, мы шли по афинскому рынку,  и ты увидел морского конька, изваянного Фидием - того самого морского конька, которого ты так ценил у Фидия, когда вы дружили. Помнишь, что ты сказал мне тогда?

Т е л е м а х. Что-то сказал, но конкретно не помню.

Н а в з и к а я. Ты сказал : "Смотри, Навзикая, да вот же тот самый конёк! И стоит он здесь - хвала богам - всего триста баксов; не знает ему цены продавец, не знает, что Фидия продаёт. Цена этому коньку - тысяча, и будь он продаваем по цене своей, я в жизни его не купил бы. Но ныне, только что, как ты знаешь, выплатил мне зарплату ареопаг; может, ужмём в этот месяц расходы на треть и купим фидиева конька?"

Т е л е м а х. Да, точно, вспомнил. Так мы его и купили.

Н а в з и к а я. Укхм ррррфст пдж...
(с этого места и далее рукопись неразборчива)
Tags: эссе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment